RUS English ENG

или

Оплата и доставка

Адреса магазинов

Блог

8:00 - 20:00

Колонка Дмитрия Егорова о Питере, девушка и кроссовках

Рассказ о том, как в России впервые появилась идея фотографировать девушек и кроссовки
Не так давно магазин Sneakerhead совместно с онлайн-журналом про женские прелести Areola представили фотосессию про голых девушек и кроссовки. Являясь поклонником как девушек, так и спортивной обуви, я усиленно рассматривал эти фотографии, после чего, как Давид Тухманов, по волнам моей памяти, доплыл до событий более чем 5-летней давности, когда подобный проект под названием Sneakergirls был задуман и реализован несколькими кроссовочным энтузиастами, да и просто хорошими друзьями, в том числе и вашим покорным слугой.

Возвращаясь к тем светлым дням, стоит немного освежить в памяти состояние кроссовочной культуры на тот момент в России.

Это было замечательное время. Начинали активно развиваться кроссовочные и стритвир магазины, выходили журналы Trendymag и SneakerFreaker Russia, выставку Faces&Laces пока не отпускали гулять на улицу, и она проходили в помещении, а бренды наконец начали понимать, что кроссовки покупают не только для спорта, и за этими самыми кроссовками не для спорта в основном люди ездили в двухэтажный магазин Sneakerhead на Пушечной улице. В то же время, хотя кроссовки уже становились очень популярными, такая штука, как кроссовочная культура, находилась в самом зародыше. Получался определённый дисбаланс – были крутые магазины, были крутые релизы и покупатели на них, но практически отсутствовала серьёзная активность, исходящая не от брендов или от магазинов, а от поклонников спортивной обуви.

Исключения составляли уже названные Faces&Laces, но мне, да и не только мне этого казалось мало, и нереализованная жажда деятельности толкала на реализацию чего-нибудь нового и интересного в сфере кроссовок. Так уж совпало, что в тот момент наша группа кроссовочных энтузиастов из жителей разных городов России, любила активно потусить на просторах нашей необъятной родины, но чаще всего собиралась почему-то в городе на Неве. И в один из таких визитов, в поисках съёмной квартиры, где можно было бы остановиться всей командой, я набрёл на замечательную многокомнатную квартиру в старинном доме, с видом на Неву и «Аврору». Цена аренды была для нас не очень подъёмная на тот момент, но квартира меня очень заинтересовала. Осматривая её великолепие, я долго не мог понять, почему меня охватило чувство «дежа вю», как будто все эти диваны, камины, и роскошный вид из окна я уже созерцал. Но где?

Озарение пришло через несколько дней, когда я вдруг понял, что все эти интерьеры знакомы мне по отечественной видео-продукции для взрослых, и в голове моей начала сформировываться неясная, но уже идея. Тут как раз калифорнийский магазин Primitive, принадлежащий Полу Родригесу, выложил горячую фотосессию с Жастин Жаро и кроссовками Nike Air Max 90 Infrared, о чём даже написало отечественное агентство, отвечающее за пиар Nike Sportswear в России, а я понял, что у нас пока никто не пытался даже сделать подобную фотосессию, хотя этот жанр – полуголые аппетитные девушки в кроссовках, был очень популярен за океаном. И я решил, что при помощи друзей, у меня получится сделать подобный проект и в России. Тем более, что место для съёмок уже есть.
Я потихоньку начал делиться этой идеей с единомышленникам и, и получил от большинства из них положительные отзывы, а моя хорошая подруга Вика – талантливый дизайнер, иллюстратор и фотограф, взялась участвовать в этой авантюре. Фотограф и арт-директор проекта есть, дело за малым – осталось всё организовать и реализовать, плюс найти под это деньги. И тут корабль креативной инициативы на местах начал биться о скалы корпоративных гайдлайнов. Первым делом пришлось отказаться от первоначального названия проекта – SneakerPorn, ибо услышав название, бренды сразу же начинали отнекиваться. «Никакого намёка на секс! Вот наша политика,» - чуть ли не в унисон отвечали официальные представительств а кроссовочных марок и их агентств. Ну хорошо, тогда можем переименовать проект в SneakerGirls, нам не сложно. Стала уже поспокойнее реакция, но особо поддерживать тоже никто не стремился. Максимум, бренды или магазины давали кроссовки и вещи на съёмку «без возврата», но это никак не могло помочь оплатить расходы на аренду квартиры и оборудования. Самый частый ответ по поводу денег был: «У нас сейчас бюджета, к сожалению, нет, но если там какая помощь нужна во время съёмок, мы могли бы прийти, помочь, ну или просто потусить с вами». У меня уже возникла мысль продавать билеты, чтобы собрать необходимую сумму, но тут удача нам улыбнулась целых два раза, и в наш проект согласились вложиться дистрибьюторы Saucony, а также магазин Sneakerhead.

Ощутив приятное чувство обладания купюрами, которые скоро будут тратиться на проект, я дал отмашку Вике, и она приступила к придумыванию эскизов фотографий, что дало возможность уже начать отбирать моделей. И сразу вставал следующий вопрос: изначально мы планировали сфотографировать в этой фотосессии наших знакомых девушек, близких к кроссовочным кругам, но сердца красавиц, как в песне поётся, склонны к перемене, тем более, что девушкам предстояло позировать в достаточно откровенных нарядах и позициях, а отменять или срочно перекраивать проект, из-за того, что кто-то в последний момент застесняется, не хотелось. Решили привлечь профессиональных моделей, и я уже начал просматривать сайты модельных агентств Санкт-Петербурга и отбирать потенциальных участниц, попутно понимая, что бюджета катастрофически не хватает, но тут один мой знакомый из Санкт-Петербурга , кому я поведал о проекте, рассказал в ответ, что является завсегдатаем определённых тематических вечеринок, куда в связи с тематикой этих самых вечеринок, часто приглашают девушек, снимающихся в фильмах для взрослых и предложил использовать для проекта именно этих актрис, а не моделей, тем более что услуги этих девушек по стоимости были чуть ли не на порядок меньше, чем сотрудничество с профессиональным и фотомоделями.

Порноактрисы в интерьере квартиры, где снимаются порнофильмы, в кроссовках – это же то, что нужно! Уже через час у меня был телефон Алёны, связавшись с которой я мог выбрать для проекта несколько участниц. Алёна оказалась очень милой девушкой, сразу приславшей мне фото себя и подруг-актрис, из которых я стал выбирать будущих SneakerGirls. (В телефонном разговоре с ней очень хотелось ввернуть фразу про «а можно всех посмотреть?» но я сдержался.) Среди девушек на фото я без особого удивления обнаружил несколько лиц, замеченных мною и на сайте модельных агентств. Вместе с Викой мы выбрали ряд девушек, но, по затее Вики, нам нужны были ещё несколько участниц, кого не было среди имевшихся в нашем распоряжении порноактрис. Они все были милые и стройненькие, но очень стандартные, а по замыслу Вики, для одной из фото нам нужна была девушка с очень большой грудью, девушка с очень красивой попой и девушка экзотической внешности. С экзотикой мы решили вновь попытать счастья у индустрии для взрослых, благо в чернокожих студентках, подрабатывающих в подобном кино Питер дефицита не испытывал, но тут мы столкнулись с одной непредвиденной проблемой.

Оказалось, что не так давно в Санкт-Петербурге появился чёрный-чёрный человек, назвавшийся колдуном вуду, и собравший вокруг себя всех афропорноактрис города на Неве. На этом общем собрании он постановил, что отныне любая профессиональная деятельность этих девушек проходит исключительно через него, а всех, кто будет пытаться заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью, он изведёт с помощью магии вуду. Вот такое религиозное мракобесие на страже сутенёрства. Самое интересное, что девушки поголовно поверили ему, что обнуляло все шансы напрямую с ними договориться о съёмке, только через местного «барона Замеди». Мне совершенно не хотелось с этим одиозным персонажем связываться, поэтому мы решили поискать какую другую экзотику плюс недостающих по тактико-техническим характеристикам участниц. Согласно пословице, на ловца бежит овца, и так уж получилось, что участием в проекте заинтересовалась одна знакомая из Санкт-Петербурга , обладавшая подходящим под наши параметры бюстом. Более того, её лучшая подруга могла похвастать аккуратными ягодицами и парой длинных стройных ног, а у другой подруги была татуировка на всю спину, что тогда ещё могло сойти за экзотику. Девушкам с окраины Питера было интересно поучаствовать в проекте гостей из столицы, и они дали своё согласие.

Ещё раз проверив готовность всех пунктов, я начал планировать путешествие в Санкт-Петербург. Город Петра встретил нас с Викой весенним солнцем, что лишь добавило нам боевого настроя и хорошего настроения, и мы сразу отправились в квартиру с видом на Неву.
Первый день у нас был расписан, как подготовительный , Вика осматривала комнаты и залы, настраивала камеру, а я подготавливал привезённые с собой кроссовки и одежду.
Вечером к нам присоединился ещё один кроссовочный энтузиаст Андрей, и мы отправились на неспешную прогулку по набережной Невы. Наш приезд совпал с выходными, плюс хорошая погода выгнала в центр города много жителей и гостей Петербурга, и по всей набережной царило какое-то пьяное веселье. Оно передалось и нам, и внутри зрело ощущение, что завтра нам предстоит что-то большое и важное, и мы чувствовали себя примерно так же, как Остап Бендер и Ипполит Матвеевич Воробьянинов в зачумлённой дворницкой, опьянённые бриллиантовым дымом.

Следующим утром нас разбудил звонок в домофон. Приехало арендованное световое оборудование. Потом подтянулись наши героини-професси оналки. Они сразу рассказали, что уже были на этой квартире во время вечеринки с Тимати, ну и до этого раньше неоднократно. Подождав, пока они накрасятся, я проводил их на место съёмок и выдал Вике. Как вспоминает наш арт-директор, оказавшись в комнате, где будут проходить съёмки, девушки немного оторопели, увидев, что вся одежда и обувь уже разложена в соответствии с предполагаемыми кадрами, а в Викином блокноте подробно описан практически каждый момент будущей съёмки. Было видно, что к такому внимательному отношению со стороны руководства съёмок они не привыкли, и даже немного засмущались, попросив переодеться в закрытой комнате. Доверившись профессионализму Вики, они очень быстро включились в рабочий процесс, и съёмка началась. Мы с Андреем в это время исполняли роль ассистентов, держа отражатели или двигая мебель и приборы в соответствии с указаниями нашего фотографа. Иногда, правда, когда девушки-модели, начинали принимать совсем уж вызывающие позы или Алёна учила своих подруг, как дольше и красивее высунуть язык и облизать кроссовок, мы выходили на кухню немного успокоиться.

Интересный момент получился во время съёмок очередного кадра, когда Алёна лежала в короткой маечке и трусиках на кровати, а в самом низу живота находился кроссовок. Вика начала фотографировать эту композицию, сказав вслух, что полоски ткани нижнего белья на бёдрах надо будет замазать в фотошопе, на что Алёна сказала, что никаких проблем, и удалила с себя нижнюю часть гардероба. Краем глаза я заметил, что держащий в этот момент отражатель Андрей был готов в этот самый отражатель впиться зубами, а я до сих пор удивляюсь, насколько у меня хорошо развито периферийное зрение, что я что-то там краем глаза успел разглядеть, ибо глядел во все глаза я в совершенно другом направлении. Думаю, только отличное воспитание и хорошие манеры не позволили Вике тут же отчитать нас в явном непрофессионализ ме, и она продолжила съёмку. Я бы, тогда, наверное, ещё долго продолжал на всё это смотреть, но тут в домофон снова позвонили, - это пришли наши знакомые непрофессиональные модели. Как позже рассказывала одна из них, увидев уверенно разгуливающих по всей квартире в неглиже девушек-актрис, они сразу почувствовали себя неловко и уже собрались было сбежать, но нам удалось как-то остановить их от столь необдуманного поступка, дав обещание, что фотографировать их будет Вика без моей с Андреем помощи и присутствия. Мы с ним в это время устроили себе небольшой тайм-аут на кухне, тем более, что туда время от времени перекурить или поправить макияж заходили Алёна и её подруги. Насколько я сейчас помню, там, на кухонном столе лежала колода карт, которую мы планировали как-то использовать на съёмках, и если б мы с Андреем уселись тогда играть в блэкджек, то получилось бы прям каноническое сочетание.

Во время этих кухонных посиделок, одна из девушек-актрис, Настя, сообщила, что ей очень понравилась розовая толстовка, предоставленная на съёмки и спросила, можно ли её забрать себе. По уговору с брендом, вещи, в отличие от кроссовок, нам надо было вернуть, но, как известно из песни Нани Брегвадзе, если девушка просит, то надо попытаться пойти ей навстречу. Я попросил Настю немного попозировать в этой толстовке и сфотографировал на телефон, отправив фотографии менеджеру бренда Кириллу и описав ситуацию. Очарованный юной красавицей, он согласился отдать ей эту толстовку. Настя безумно обрадовалась, и я предложил ей Кирилла отблагодарить, и отправить ему свою обнажённую фотографию, слегка прикрывшись листочком с надписью «Спасибо, Кирилл!» на ней. Как потом рассказывал сам бренд-менеджер, когда ему на почту пришло письмо с этой фотографией, он немного смутился, а сидящие рядом с ним коллеги оценили и респектнули. Почти все, кроме его девушки.

А в это время в соседней комнате Вика творила шедевры. В принципе, мои опасения по поводу привлечения непрофессиональных моделей оправдались. Проблемы начались с первых же кадров. Анина большая грудь на фото смотрелась недостаточно высоко, и одной из её подруг, Лене, пришлось ассистировать при сьёмках, стараясь одновременно поддержать снизу это богатство и не попасть в кадр. Затем, когда пришла очередь снимать Ленину попу и ноги, она выдвинула жёсткое условие, что лица её не должно быть в кадре, ибо молодой человек ревнив. Благодаря таланту, терпению и профессионализму нашего фотографа, через несколько часов съёмки с непрофессиональными моделями были успешно завершены, и три девушки отпущены по домам, а мы все вместе начали работу над оставшимися кадрами.Больше всего запомнился, конечно, титульный кадр, где сразу все наши главные героини разложились на кровати в окружении всех участвовавших в съёмке кроссовок. Чтобы всё влезло в кадр, мы с Андреем водрузили на кровать стремянку и плотно держали её с двух сторон, насколько это было возможно на мягком матраце, а Вика, взобравшись на самые верхние ступеньки, орудовала фотоаппаратом из-под потолка. Наконец, 9 часов беспрерывных съёмок были окончены.

Мы проводили девушек, отдали арендованное оборудование, и, чтобы немного развеяться, вновь отправились на прогулку по питерской набережной, укутавшись в взятые из квартиры пледы и взяв с собой на отпраздновать окончание съёмочного процесса бутылку коньяка. И хотя сам я не пил, по организму растеклась такая приятная тёплая благость, состоявшая из ощущения от одновременно выполненной работы и преприятнейше проведённого времени в замечательной компании добрых друзей. Покидая на следующий день нашу роскошную квартиру, мы упаковали серьёзно уменьшившийся в объёмах реквизит, попрощались с нашим питерским помощником и отправились в Москву, где Вика практически сразу приступила к обработке фотографий.
Уже через пару-тройку недель мы презентовали наш проект на Faces&Laces, на стенде магазине Sneakerhead. Он вызвал достаточно большой для нас резонанс. Кто-то фотографировался с нашими фотографиями, кто-то спрашивал, можно ли их купить, а большинство половозрелых лиц мужского пола подолгу смотрели, и пытались вспомнить, где они видели этих актрис и эти интерьеры.
Сразу после окончания выставки все напечатанные фотографии были буквально моментально растащены представителями брендов-участник ов, хотя часть досталась нашим друзьям, а заглавное фото поселилось на стене Викиной кухни.

Конечно, по прошествии времени эти фотографии могут выглядеть слегка архаичными, а одна их них даже попала в подборку худших фотографий кроссовок все времён, но для всех участников проекта он стал очень важным. Мы сами придумали, организовали и реализовали что-то, получили очень важный опыт, понаступали на грабельки, а самое главное, получили огромное удовольствие от проделанной работы и эта серия фотографий внесла свою лепту в развитие отечественной кроссовочной культуры. На сегодняшний день Вика перебралась в Санкт-Петербург и продолжает трудиться на поприще дизайна, работая арт-директором очень крупных компаний, кстати, именно с ней мы создали КЕД, и она была арт-директором первых номеров и автором логотипа журнала, Андрей уехал из Питера и владеет магазином уличной одежды в Екатеринбурге, Аня стала известным свадебным фотографом, Лена, несмотря на то, что её молодой человек не опознал её попу и ноги на фотографиях, разошлась с ним, Алёна временами пишет мне с предложениями продолжить сотрудничество, а я всё также ратую за развитие кроссовочной культуры в России.
До сих пор, встречаясь, мы вспоминаем наших «кедобаб», как мы ласково сократили название от SneakerGirls, и как мы круто провели тогда время.
Ну и, конечно, пользуясь случаем, передаю привет всем участникам, и выражаю огромное спасибо каждому, кто участвовал, помогал и содействовал, всей нашей команде, всем магазинам и брендам, всем неравнодушным, и главному спонсору того проекта, магазину Sneakerhead.
Не забудьте поделиться с друзьями.